КИНЖАЛ ДЖАМБИЯ

11:49, 19.11.2018

(Продолжение.

Начало № 41–43, 46, 47.)



…Кишлак Кызыл тош находился в низине, у широкой и бурной реки, словно прячась у подножия величественных гор, белевших снежными шапками в лучах весеннего солнца. В маленький кишлак, в котором насчитывалось чуть более пятидесяти дворов, через реку вел подвесной, на толстых канатах дощатый мост, укрепленный по обоим берегам вбитыми в землю бревнами. В кишлак, ютившийся у подножия гор, вела и другая, обводная дорога, пролегавшая серпантином под скалистыми утесами и находившаяся под контролем пограничников. По ту сторону гор начиналась территория сопредельного государства, так что этот участок границы просматривался особенно тщательно. Время от времени с той стороны пытались наведаться «гости», не имевшие конкретных намерений посетить нашу республику легально, и это было ясно. У задержанных находили наркотики, оружие, запрещенную религиозную литературу – все то, что было бы соблазнительным для неокрепшей разумом молодежи.

Оперативники предварительно связались по мобильной связи с местным инспектором профилактики капитаном Гиясом Турдыевым, который сообщил, что Джамшид Авазов еще утром уехал в райцентр и пока домой не вернулся. Теперь оставалось только ждать – устроить засаду вокруг дома и сидеть в ней столько, сколько будет угодно случаю. Вернется сегодня Акула или нет – никому неизвестно, а вот упустить его ни в коем случае нельзя. Так что при любых обстоятельствах его необходимо было выследить и задержать, и на чьей стороне сегодня будет удача – неизвестно.

Оперативники ближе к сумеркам переправились через быструю реку по шаткому, скользкому от воды мосту, а потом встретились с инспектором профилактики Турдыевым.

– Ничего странного в поведении Авазова не заметили? – поинтересовался у него Азизбеков?

– Не сказал бы, что он вел себя странно, как всегда, как обычно для его натуры – угрюмый, необщительный, – ответил Турдыев, покусывая травинку. – Такое состояние для него, наверное, нормальное. По крайней мере, я здесь уже пять лет работаю и его другим не знал.

– Никто его не навещал? Родственники, например, или люди, которых вы не знаете?

– Родственники? Насколько мне известно, никого у него не осталось из родных. Родители давно уже умерли, старший брат лет пять назад скончался, а сестра младшая замужем в Сурхандарье. У нее муж, дети, но сюда, в отцовский дом, больше не приезжала. Видать, с братом все отношения порвала. Авазов ведь больше на зонах чалился, нежели на свободе жил, какие уж здесь родственные отношения. А чужаков у него не замечал. С его сложным, волчьим, так сказать, характером и друзей-то у него, наверное, нет. А насчет того, что он мог украсть корову в соседнем кишлаке… В принципе, мог, конечно, но где корова та? У него хлева нет, барашек и коз во дворе под навесом держит – все на виду. Если успел корову на скотный базар увести или в горах спрятать, так это он еще до рассвета мог сделать окольными путями.

– Ну, ясно…

Уктам окинул взглядом ряд чистеньких, аккуратных домиков, расположившихся вдоль ручейка, текущего откуда-то из скалистой расщелины, и почесал макушку:

– Ну, тогда расположимся где-нибудь поблизости и будем ждать, как говорится, до посинения. Черт его знает, когда этот Авазов соизволит домой вернуться!

Двое напарников Азизбекова переглянулись и, окончательно осознав унылую перспективу ночного бдения, вместе с ним направились к огромному, в два обхвата тутовому дереву, росшему в кишлаке, наверное, со времен потопа.

…Время тянулось томительно и бесконечно долго. На кишлак опустилась густая темень, с гор подул прохладный порывистый ветерок и зашелестела листва высоких и прямых, как копья, тополей, навевая грусть и воспоминания о былом. В окнах махаллинцев желтыми пятнами зажглись огоньки, а из печных труб потянуло вкусным душистым дымком.

– Эх-х, червячка бы заморить, – вздохнув, посетовал младший из оперов лейтенант Гайрат Давиров. – Люди ужинать собираются, наверное, жаркое из баранины с картошкой, с горячей лепешкой да чайком зеленым. Объедение… Я бы сейчас на ляган напал так, что за ушами бы трещало!

– Ладно, не трави душу, – сглотнул слюну Азизбеков, представив, как аппетитно выглядит сельский дастархан. – Турдыев придет, что-нибудь нам притащит пожевать. У меня, честно говоря, у самого волки в животе воют – есть охота, нет сил уже.

– Да уж…

Время тянулось медленно и нудно, и утомленный за беспокойный день лейтенант Азизбеков почувствовал, как сонная дремота тихо и спокойно прокрадывается в его сознание. В темноте ночи под убаюкивающий шелест листвы ему так сильно захотелось спать, что пришлось покрепче стукнуть костяшками пальцев по твердому, как железо, стволу тутовника. Боль немного отрезвила его, и Уктам, встрепенувшись, услышал за спиной крадущиеся шаги:

– Это я, не беспокойтесь…

Капитан Гияс Турдыев подошел, осторожно ступая по сухим и мелким тутовым веточкам, лежащим у подножия могучего, как богатырь, дерева. Присел рядом и положил на землю матерчатый узелок, едва различимый в темноте.

– Вот, поесть вам тут принес, – прошептал он заговорщицким тоном, и от этой интонации оперативники прыснули со смеху. – Хлеб, вареная говядина, картошка жареная и лук. Как говорится, чем богаты, тем и рады. Давайте, ребята, закусите по-простецки…

 Турдыев развязал узелок, и в пятне карманного фонаря, освещающего импровизированный дастрахан, появилась разная снедь, которую ребята, похваливая смекалистого участкового, умяли по-быстрому, как говорится, за милую душу.

– Слушайте, Гияс ака, а как вы в службу профилактики пришли, раньше ведь в отделе охраны работали, насколько я знаю? – поинтересовался Уктам, слегка поеживаясь от порывов ветерка. – Здесь ведь столько мороки: у каждого махаллинца свой характер, свой нрав, да и дел невпроворот: то там не то, то здесь не это…

– Да работа… – отмахнулся Турдыев, – а где в органах служится легко? И в охране медом тоже не было намазано, тоже свои трудности, свои проблемы. Я там немало отслужил, кое-какой опыт имею. А в инспектора профилактики пошел потому что…

– Тихо! – прошептал вдруг Азизбеков, прислушиваясь к шороху приближавшихся шагов. Кто-то, скрытый высоким и густым кустарником, шел, освещая себе путь фонарем. Послышалась негромкая речь, и над низенькой деревянной калиткой дома Авазова вспыхнула лампа, обширным желтым пятном осветив двух человек.

– Вон он, Авазов, в джинсовой куртке, – прошептал Турдыев, привлекая внимание Уктама к широкоплечему, среднего роста мужчине с объемистой спортивной сумкой на плече, – а рядом не знаю кто, в первый раз вижу.

Авазов открыл навесной замок калитки и, толкнув ее внутрь, пропустил вперед бородатого незнакомца средних лет в полосатой рубашке с длинными рукавами и просторных светлых брюках. Авазов, не спеша, как бы нехотя, оглянулся по сторонам, цепко охватывая взглядом обстановку и, убедившись, что все вокруг тихо-мирно, собрался последовать за своим гостем.

– Гайрат и Акбар, живо возьмите забор «в клещи» с двух сторон, в оба глядите, чтобы они обратно не перепрыгнули, – прошептал Азизбеков и, одним рывком встав на ноги, бросил инспектору профилактики:

– Гияс ака, вы со мной!

Он вышел из-за широкого ствола тутовника, заложил одну руку за спину и нащупал холодную рукоятку «макарова». В мирной ночной тиши щелчок взводимого курка прозвучал резко и в какой-то степени кощунственно.

Акула, услышав до боли знакомый звук, резко обернулся назад: его бесстрастные глаза-бусинки вдруг стали похожи на два черных пятнышка, в которых начинало бушевать яростное пламя. Безобразный рот рецидивиста растянулся в жуткой «резиновой» гримасе, обнажив ряд мелких и острых зубов.

 Сердце лейтенанта Азизбекова, бешено колотящееся в груди, резкими скачками разгоняло кровь по артериям и венам, бросая адреналин дикими порциями, давило страх, предательскими щупальцами вползавший в душу. Страх сотрясал оперативника, пытался парализовать его волю, делал «ватными», непослушными ноги, но сердце работало на опережение, загоняя его обратно в подсознание. Рядом, вровень с опером, шел Гияс Турдыев, и лицо его было бледное, словно обескровленное. Акула развернулся всем корпусом, и правая рука его медленно поползла в карман брюк.

– Джамшид, не дури! – крикнул ему Турдыев. – Слышишь, не делай глупостей!

Акула скривил рот, и выхватив из кармана гранату, взялся пальцем за кольцо, зарычал глухо, словно разгонял в себе злобу:

– Не подходите, сейчас обоих положу на месте! Так рванет – по частям будут собирать! Не подходите, сказал! Начальник, ты знаешь, я шутить не люблю. И ты, как тебя там, руку из-за спины убери, знаю, ствол там!

 

(Окончание следует.)

 

Г. ПЕТРОСЯН.

Самые читаемые статьи

Посмотреть все

9

Архив

Суббота, 02-марта  
9 8 7 6 5 4 3
2 1

Просмотреть всё ►

Коротко

Семья как фактор эффективной службы

Сегодня перед руководством органов внутренних дел всех уровней, особенно заместителями командиров подразделений по воспитательной части, стоит задача преобразования системы воспитательной работы с личным составом с учетом семейного положения каждого работника



Посмотреть всё ►

Самые читаемые статьи

  • ПУСТЫЕ ОБЕЩАНИЯ
    ПУСТЫЕ ОБЕЩАНИЯ

    После окончания колледжа Азиз приехал в столицу в надежде найти работу. В управлении железной дороги ему отказали, расстроенный он вышел к фонтану


    ✔ 127    🕔 11:27, 04.03.2019
  • ЗАКОН ШУТИТЬ  НЕ ЛЮБИТ
    ЗАКОН ШУТИТЬ НЕ ЛЮБИТ

    Незнание закона никогда и никого не освобождало от ответственности. Эту непреложную истину должен запомнить каждый, дабы не оказаться в ситуации, подобно молодому жителю столицы, Фарходу (все имена изменены), рискнувшему испытать свою судьбу


    ✔ 124    🕔 11:26, 04.03.2019
  • СПРАВЕДЛИВОЕ ВОЗМЕЗДИЕ
    СПРАВЕДЛИВОЕ ВОЗМЕЗДИЕ

    Здание Андижанского городского суда по уголовным делам. В одном из судебных залов проходит суд под председательством судьи А. Исакова.

    ✔ 125    🕔 11:25, 04.03.2019
  • «Я всего лишь хотел попробовать…»
    «Я всего лишь хотел попробовать…»

    Расул Рашидов (имена и фамилии вымышлены) шел по своим делам, размышляя о будущем. Думая о сверхважных целях, он вдруг заметил растение. Присмотревшись, Расул признал в нем коноплю. Хоть он и не употреблял ее раньше, но мог узнать эти листья


    ✔ 121    🕔 11:24, 04.03.2019
  • ПРАВОНАРУШЕНИЯ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ
    ПРАВОНАРУШЕНИЯ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ

    6 декабря 2018 года в Дехканабадском районе Кашкадарьинской области частный предприниматель обратился в ОВД с заявлением о том, что в ночь на 16 ноября неизвестный, разбив стекло, проник в его магазин, расположенный в селе Навобод, и украл 11 300 000 сумов и мобильный телефон марки «Samsung». 

    ✔ 126    🕔 14:53, 25.02.2019
  • СЫЩИК
    СЫЩИК

    (Повесть)

    (Окончание. Начало в № 1–4, 6,7.)

    ✔ 113    🕔 14:41, 25.02.2019
Просмотреть всё ►
;